Company Logo

slide 1 slide 2 slide 3 slide 4 slide 5 slide 6

                        ПСИХИЧЕСКИЕ РАНЫ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

          Психические конфликты являются одной из ведущих причин многих болезней и особенно нервно-психических. Создание атмосферы, исключающей возникновение психотравмирующих обстоятельств, свободной от такой ситуации, свободной от страха и опасений, особенно необходимо.

          В предупреждении психических конфликтов особая роль принадлежит как тем лицам, которые вовлекаются в конфликт, так и тем, деятельность которых определяется постоянным общением с людьми, в первую очередь врачам, психотерапевтам, психологам, средним медицинским работникам, воспитателям и педагогам.

         Швейцарский психиатр Е. Блейлер в начале 20-х годов подчеркивал, что разные формы «недисциплинированного медицинского мышления» наблюдаются в ходе обследования больного и тем более при распознавании ранних проявлений болезни, когда больной уже обеспокоен изменениями самочувствия и становится особенно предрасположенным к вольным, а иногда и ошибочным толкованиям своего меняющегося состояния. Этому способствуют предрассудки, продолжающие бытовать в сознании многих лиц, предубеждения, с которыми заболевший идет на прием   к   врачу, психологу,  элементы   недоверия   к   возможностям медицины, а иногда и боязни (страха) предстоящей процедуры медицинского освидетельствования. Такие пагубные самовлияния (схема 4) больного называют эгогениями (от ego — «Я»). Свобода от невежественного обсуждения своих и чужих болезней («исцеляющее молчание») в семье, особенно в присутствии детей, больных или престарелых лиц, снижает пагубные влияния эгогении, тем более, что на раннем этапе болезни (или при первом заболевании) больной еще не научился с помощью авторитетного врача оценивать и предсказывать возможность дальнейшего течения своего болезненного состояния. Известный швейцарский психиатр Е. Блейлер широко использовал термин «ятрогенный» для обозначения соответствующих состояний. Схема:

           Несколькими годами позже немецкий психиатр Бумке в статье «Врач как причина душевных расстройств»   привел   примеры   неблагоприятных   последствий влияния врача на психику больного и закрепил за такими психогенными заболеваниями название ятрогении, т. е. нежелательные изменения психики и расстройства психики, порожденные врачом, психотерапевтом, психологом. Ятрогения опасна не только для больного, но и для членов его семьи, поскольку родственники (родители) при этом нередко считают себя виновными в возникновении у детей нервно-психических расстройств. Сама процедура обследования, тестирования не только обеспечивает распознавание болезненного, психологического состояния, но уже является началом влияния врача, психолога на больного, влияния благотворного и целебного или неблагоприятного и пагубного. Решение вопроса о том, по какому пути будет распространяться это влияние, полностью зависит от уровня квалификации, профессионального опыта психотерапевта, врача и степени внимания к больному.

          Тщательный анализ жалоб и переживаний человека позволяет лучше понять особенности его психической индивидуальности, представления о своей болезни и найти более эффективные и приемлемые формы влияния на него. Страх отдельных психотерапевтов перед анализом психических переживаний больного Е. Блейлер совершенно оправданно рассматривал как один из существенных недостатков врачевателя и называл его «психофобией современного врача». Если последний вместо поддержания и укрепления положительных установок начинает сочувствовать больному, говорить о тяжких последствиях и продолжительности заболевания, неоправданно много «лечить», без нужды отстранять от работы, то успехи его невелики и «тогда нечего удивляться возникновению ятрогенного невроза или психоза».

           Изучение переживаний больного, как указывали русский терапевт Г. А. Захарьин и немецкий интернист Бергман, не менее важно, чем факты, которые с большой точностью удается зарегистрировать современными методами естественных наук. Ту же мысль развивал один из старейших английских терапевтов Маккензи, который считал, что ранние симптомы психологической неустойчивости, болезни, как правило, носят чисто субъективный характер, а появляются значительно раньше, чем те, которые можно обнаружить так называемыми физическими методами обследования. Своевременное выявление этих симптомов и правильная их оценка — трудная и вместе с тем важнейшая задача терапевта.

           Призывая к борьбе с ятрогенными болезнями, которые при гипердиагностике приобретают угрожающие размеры, крупнейший советский невропатолог М. И. Аствацатуров требовал (в 1934 г.) «психической асептики» от врача при постановке диагноза. По удачному выражению Крихтон-Миллера, каждый больной страдает своей болезнью плюс страхом за утрату здоровья и жизни. Психотерапевт, врач любой профессии обязан снять этот страх, а не вселять в больного новый страх неудачным поведением и необдуманным советом.

              Ранее были приведены указания И. П. Павлова о значении слова как чрезвычайно многообъемлющего раздражителя, не идущего ни в какое сравнение с любыми другими. Слово психолога, психотерапевта, врача может оказать не только полезное, но и вредное влияние, если оно неправильно использовано.

              Эти наблюдения не содержат чего-то нового. Как уже говорилось, одно и то же лекарство в руках различных психотерапевтов, врачей по-разному лечит. Это зависит от опыта, знаний, внешнего облика врача, такта, умения правильно вести себя с больным, осторожно обращаться со «словами», замечаниями, репликами, рекомендациями.

             Еще Гиппократ в трактате о поведении врача учил: все, что надо делать, делай спокойно и умело, так, чтобы больной мало замечал твои действия. Надо думать только о больном, когда следует ободрить дружески, веселым участливым словом. В случае необходимости строго и твердо отклонить его требования, но в другом случае окружить любовью и разумным утешением. Главное же, как подчеркивал Гиппократ, нужно оставить больного в неведении того, что ему предстоит, и особенно того, что ему угрожает. Известно, что некоторые больные из-за неосторожного сообщения и предсказания в отношении будущего решаются на крайние поступки, даже на самоубийство.

                   На состояние больного, пришедшего к врачу, влияют многие обстоятельства. И имя врача, и его внешний вид, и блестящие сложные приборы, которые больной видит в приемной и даже особенности фабричной упаковки лекарств. Но самое большое впечатление производит слово врача. Если все предыдущие обстоятельства, указывал советский невролог В. И. Пляшкевич (1935), зависят «не от доброй воли врача», то за слова целиком и полностью несет ответственность сам врач, психотерапевт, психолог.

Неосторожные сообщения и предсказания врача могут способствовать иному восприятию болезни. Если я знаю, что у меня имеется язва желудка, как писал интернист Зибек, я совершенно иначе ощущаю изжогу и боли в желудке, чем когда я убежден в том, что болезнь является только результатом нарушения пищевого режима.   Врач,   естественно,   может   ошибаться   в   диагнозе.

                  В свое время Парацельс (1492—1541) предостерегал врача от утверждений больному, что «болезнь неизлечима», и рекомендовал в этих случаях чистосердечно признаться, что он, врач, по крайней мере в данное время не умеет, не может ее лечить.

                 Глубокий такт, внимание к рассказу больного, тщательное изучение особенностей его личности, как правило, устраняют возможность вредного влияния.

                 Англичанин Пэрри справедливо указывал, что часто не столько важно знать, какая болезнь у больного, сколько хорошо понимать, у какого человека развивается болезнь.

                Это позволяет уточнить особенности течения болезни у данного индивидуума, прогноз страдания и оказать более эффективную помощь. Слова не только инструмент общения и распознавания болезни, они нередко служат и прекрасным лекарством. Сила словесного убеждения иногда не может сравниться с действием даже самых эффективных медикаментозных средств. Правильно указывал известный американский инфекционист Дик, что значительно легче ликвидировать реальный гонококк в половых органах женщины, чем «выселить воображаемый гонококк из ее психики».

            Каждый врач, независимо от специальности, обязан быть опытным и всесторонне образованным психотерапевтом, психологом. Психотерапией, как писал Бумке, должен заниматься всякий врач, желающий быть врачом, а не ремесленником. Без психотерапии, по образному выражению Цигена, можно починить сапоги, можно привить растения, но никогда нельзя лечить столь чувствительный организм, как организм человека. Поэтому никогда не следует забывать, что каждый врач, психолог, психотерапевт — это прежде всего врачеватель, а затем уже специалист в более узкой области. Первая и самая важная обязанность его состоит в том, чтобы научить человека быть  здоровым.

Последнее немыслимо без всестороннего и глубокого овладения законами психопрофилактики.

Особым вниманием следует окружать детей, пожилых и старых людей. У детей нередко болезнь оказывается следствием внушения родителей, в частности результатом болезненной обеспокоенности за судьбу ребенка. Следует помнить о большой впечатлительности детей, о легкости возникновения у них боязливости и страха. «Быть рабом страха,— писал выдающийся английский писатель Бернард Шоу,— самый худший вид рабства», но воспитание в ребенке страха (членами семьи, педагогами, психологами или медицинскими работниками) — самый бесчеловечный вид вовлечения в рабство. В детской практике недопустимо угрожать возникновением или ухудшением болезни и тем более смертью, следует избегать ошибочно формулируемых и неправильно исполняемых приемов и форм санитарного просвещения, которые могут оказать ятрогенный эффект.

Ятрогении, таким образом, представляют собой частный случай психогений (болезней, возникающих вследствие психической травмы). В этой группе болезней все чаще наряду с собственно ятрогениями выделяют ятропатии и дидактогении.

Если ятрогенией в более узком смысле слова следует называть неблагоприятные изменения психики больного, развивающиеся в результате ошибки врача, психолога, психотерапевта в частности, несоответственного, ошибочного использования психологических, словесных форм общения с больным, повреждающее, ранящее значение слова врача, то ятропатиями называют отрицательные последствия для человека неправильных действий или назначений врача, для детей - тестирования или необоснованного использования инструментально-лабораторных исследований в ушерб здоровью больного.

Ятропатиями интоксикационного происхождения считают ошибочный выбор лекарств, их Дозы, осложения, возникающие вследствие несвоевременно выявленного врачом предрасположения больного к тем или иным токсическим (лекарственным) веществам, введение в организм больного ненужного для лечения препарата. Сюда же следует относить последствия для населения непродуманного, массового использования фармакологических препаратов с целью самолечения; недооценку пагубных последствий токсического действия лекарств на организм, загрязнение систем и органов организма многообразными и беспорядочно принимаемыми фармацевтическими препаратами. Загрязнение физико-химическое вызывает нарушения сложных ансамблей обмена веществ («лекарственная болезнь» по Е. М. Тарееву), нарушения гомеостаза и даже неблагоприятные мутации в генетической матрице. Загрязнение моральное приводит к безответственному отношению к своему здоровью. Сознание таких лиц перестает контролировать действия, оказывается в плену случайных, как правило, примитивных представлений о легкости самоисцеления, всемогуществе «модных» препаратов, всезнайстве и всеумении самого заболевшего, простоте и всепонятности механизмов болезней. Такому засорению сознания больных способствуют не только невежество некоторых из них, не только безмерная самоуверенность других во всезнайстве и всемогуществе, но и связанные с этим стремления к самопониманию болезней путем чтения специальной медицинской литературы. Все это может принести вред больному.

          Дидактогениями называют все формы отрицательного воспитательного влияния, вызванные ошибками воспитателей и педагогов, психологов и родителей. Обязанность медицинских работников, воспитателей и педагогов состоит в том, чтобы любые формы их влияния на человека как в ходе профессиональной деятельности, так и вне ее способствовали повышению общей культуры, совершенствовали самосознание и обеспечивали строжайший режим «психической асептики», исключая пагубные воздействия на психику и здоровье человека.      

          Актуальность данного вопроса связана также с проблемами здоровья подростков. В структуре расстройств психики у детей основное место занимают по данным ВООЗ поведенческие расстройства, нарушения психологического развития и непсихотические нарушения. На Украине эти расстройства составляют 55,9%. Расстройства психики непсихотического характера составляют  2.608.3 на 100.000 детского населения /75,5%/. Показатель распространённости заболеваний подростков непсихотическими расстройствами – 59,7%;

-   невротические реакции, связанные со стрессами – 10,7%;

-   поведенческие синдромы, связанные с физиологическими реакциями – 2,6%;

-    расстройства психологического развития, поведенческие расстройства – 32,8%;

-    расстройства личности и поведения – 35,4 %.

Такие цифры здоровья подростков не могут утешать специалистов и государство.               

            Непсихотические расстройства подростков /пограничные нервно-психические расстройства/ строятся на выделении аномальных реакций, аномальных преходящих развитий, аномальных пролонгированных развитий и формировании патологических характеров.

                       1. Аномальные реакции — простейшие, первичные формы расстройств, которые представляют наиболее ранний элемент начинающейся аномалии индивидуальности. В целом реакции служат той универсальной формой ответа организма на действие стимула, которая составляет основу развития любой системы, в том числе психики и личности. Качество индивидуальной реакции является функцией природы личности (ее генотипа и фенотипа), сопоставленной с конкретной ситуацией. Нормальным видам реакций (физических, химических, психических) соответствует широкий, но строго ограниченный диапазон их количественных и качественных особенностей, соответствующих данному стимулу.

        В состояниях, переходных от здоровья к болезни, и тем более в самой болезни наиболее ранними проявлениями (субъективными, а затем и объективными) оказываются изменения формы реакций на стресс, жизненные ситуации, любой стимул в жизни. При этом они часто приобретают свойства аномальных реакций. Типичной для последних становится неадекватность стимулу как по силе, так и по содержанию. Такая неадекватность может быть клинически строго квалифицирована и систематизирована в соответствии с особенностями тех новых свойств, которые приобретает ответ, возникающий на аналогичный стимул.

          Реакции, в том числе наблюдаемые при пограничных нервно-психических расстройствах, отличаются (в частности, от реакций психотических) рядом особенностей: длительность каждой из них относительно незначительна, их появление и повторяемость могут быть различными (от редких, эпизодических до частых, систематических; от возникающих одиночно до выступающих сериями); эти реакции в одних случаях возникают и сохраняются лишь как субъективно фиксируемые, в других — обнаруживают себя во внешних проявлениях человека.

            Степень субъективной важности, так же как внешней выразительности таких реакций, максимальна в юности и в зрелом возрасте (с 17 до 40 лет). В детские же годы (так же, как и в старости) реакции тем более однообразны, рудиментарны, диффузны и ограничены (по содержанию), чем соответственно моложе (или старше) больной.

          Однажды возникнув, реакции, как правило, редуцируются и не появляются позднее. Они могут, однако, повторяться эпизодически всю жизнь, временами учащаясь или исчезая. Реакции могут, наконец, сменяться развернутыми нервно-психическими расстройствами. Индивидуальный тип аномальных реакций, свойственныхподростковому периоду в большей степени, чем взрослому человеку, позднее всегда сохраняется в картине развернутых психопатологических состояний, если таковые у него возникают. Реакции, как правило, бывают простыми и тогда могут быть разделены на:

  • психические (идеаторные), психомоторные,
  • психосенсорные ,
  • психовегетативные (шире — психосоматические).

По мере повторения и развития они приобретают характер сложных реакций, в структуре которых в разной степени сочетаются компоненты реакций психических с психомоторными, психосенсорными, психовегетативными. Качество реакций (нормальных и аномальных) определяют как особенности индивидуальности человека, преморбидные свойства личности, так и ведущие радикалы болезненных состояний, развивающихся у него. В зависимости от их клинико-этиологических особенностей выделяют реакции:

1)                                                         невротические,

2)                                                         неврозопо-добные,

3)                                                         психопатические

4)  психопатоподобные

             Содержание невротических (т. е. психогенных) реакций критически оценивается больным в отличие от психопатических, которым свойственна недостаточность критического отношения к ним.

            Клинически близкие невротическим неврозоподобные (так же как близкие психопатическим психопатоподобные) реакции (расстройства) отличаются преобладающим значением в их происхождении соматических или экзогенных, в частности токсических, влияний.

            Преходящие развития клинически представлены широкой группой пограничных расстройств, на одном полюсе которых располагаются типичные неврозы, в промежутке— многообразные невротические состояния, а на другом — психопатии — аномалии личности.

            Если течение невроза или фаз не сменяется стойкой компенсацией психики, то могут возникнуть затяжные аномальные развития. Аномальные развития пролонгированные или психопатические представлены, как правило, затяжными невротическими или психопатическими состояниями, которые приобретают особенности течения, свойственные клиническим закономерностям их формирования.

          Клиника психопатических развитии включает реакции, приступы и фазы во всем многообразии этих состояний. Затяжное течение таких развитий (многие годы и даже десятилетия), последовательная смена этапов болезненных расстройств и усложняющаяся перестройка индивидуальности больного (в широком плане по типу психопатизации — формирования и последующего развития характерологических расстройств) раскрывают своеобразие клинических форм психопатических развитий.

          Наиболее «чистым» вариантом является «простое развитие», которое определяют как характерологическое. Речь в этих случаях идет о постепенной перестройке характера больного под влиянием повторяющихся психических потрясений на фоне соматической недостаточности.

         Значительно более полно изучена клиника невротического развития, в которой различные этапы собственно невротических расстройств, в том числе невротические депрессии, сменяются со временем периодом характерологических (истерических, тревожно-мнительных, взрывчатых) нарушений.

          Если в генезе невротического развития ведущее значение имеют психогенный фактор и приобретенные аномалии формирования личности, то при параноическом (паранойяльном) развитии главную роль играет конституциональное предрасположение, сложно взаимодействующее с повторением травмирующих жизненных обстоятельств. Имеется в виду, что «психогенное» в конкретном, узком смысле всегда связано с острым действием психической травмы, тогда как в «ситуационном» раскрывается медленное, постепенное влияние на психику новых или необычно переживаемых обстоятельств жизни. Двумя крайними полюсами патогенных жизненных обстоятельств являются: а) ситуация изобилия («кумир семьи») и б) ситуация лишения («Золушка»).

          Психоорганическое развитие лучше всего раскрывается на примере медленных изменений характера при хроническом алкоголизме (или при гипертонической болезни и отдаленных последствиях травмы черепа).

          Если в клинике перечисленных вариантов пролонгированного аномального развития преобладают невротические или неврозоподобные расстройства, которые со временем сменяются характерологическими, то в структуре психосоматического развития, в условиях длительных психотравмирующих обстоятельств или првторяющихся психогений параллельно медленным нарушениям невротического и характерологического свойства происходят первичные нейрогенные изменения внутренних органов или систем. Следствием такого развития и оказываются психосоматические болезни.

                Нетрудно видеть, что все многообразие пограничных нервно-психических расстройств может выступать то в виде самостоятельных форм, то в виде более сложных и длительных этапов развития. Вышеперечисленные поведенческие /аномальные/ реакции подростков имеют своё наследие, которое, прежде всего, проявляется в нарушении психического здоровья подростков. Нельзя сделать серьёзное заключение, что является первичным – нарушения поведенческих реакций или непсихотические нарушения, которые клинически сопровождаются нарушениями поведения и могут явиться причиной девиантного поведения. Во всяком случае, я не считаю этот вопрос закрытым. Разрешение этого вопроса является принципиально важным, поскольку отношение к нему различных специалистов, преподавателей и воспитателей неоднозначно.  Но от качества и правильности разрешения этого вопроса зависит воспитание детей и подростков, отношение к ним, понимание их поведенческих реакций и пути психопрофилактики.и психогигиены.

 

           Выводы:  любое патологическое формирование личности, обусловленное психосоматическими или психопатоподобными   расстройствами нежелательное явление в стране, так как антисоциальные поступки сформировавшихся аутоагрессивных или экзоагрессивных личностей деморализуют общество, индуцируют подрастающее поколение и создают условия для формирования подобных индивидумов. Психопрофилактические и психогигиенические мероприятия в психологии и медицине, направленные на предупреждение формирования осложнений непсихотических расстройств, особенно в подростковом периоде,  – необходимые условия для коррекции общественных коммуникаций.

                          Один из основоположников отечественной терапии М.Я. Мудров считал профилактику болезней основой деятельности врача: "Долг врача — взять в свои руки людей здоровых, предохранять их от болезней наследственных или угрожающих, предписывать им надлежащий образ жизни, ...ибо легче предохранить от болезней, нежели их лечить".

                           Психопрофилактика — отрасль психиатрии, она имеет следующие задачи:   

                          а)   предупреждение    психических заболеваний — первичная профилактика  (при ее эффективности снижается заболеваемость);                                                   

                          б) предупреждение перехода психических заболеваний и хронические  формы — вторичная,  профилактика   (ее   эффективность, можно определить по изменению болезненности для наиболее тяжелых форм психических заболеваний);            

                          в)   социально-трудовую реабилитацию больных с расстройствами    различной выраженности — третичная профилактика (ее результаты оценивают по динамике показателей нетрудоспособности психически больных).

                       Отсутствие проявлений явного психического заболевания еще не-означает, что  психическое  состояние человека  оптимальное.    Этим определяются особенности и конкретные задачи психогигиены: изучение условий жизни   (включая внешнюю    среду и конкретные социальные условия)    отдельных лиц и коллективов    для выявления' факторов, положительно или отрицательно    влияющих па психическое здоровье, и. разработка на основе таких  наблюдений и других исследований рекомендаций  и нормативов    по психогигиеническим' условиям труда, быта, отдыха отдельных лиц, групп населения, коллективов. В задачу психогигиены входят также разработка и теоретическое обоснование различных методов  психогигиенического воспитания, создание и применение новых дополнительных    стимулов развития всех резервных психических возможностей и способностей; человека, распространение   среди широких масс населения психогигиенических   знаний   об   укреплении   и   сохранении   психического здоровья,  развитие  массовой   психогигиенической   пропаганды  среди населения с активным участием в нем общественных организаций.

                          Психопрофилактика—это раздел общей профилактики, включающий совокупность мероприятий, которые обеспечивают психическое здоровье, включая профилактику личностных и профессиональных кризисов, предупреждение возникновения и распространения нервно-психических заболеваний. Выполнение психопрофилактических мероприятий требует наличия у врача любого профиля, у психологов кроме общей профессиональной подготовки, специальных знаний в области клинической (медицинской) психологии, психиатрии и психотерапии. Это особенно важно, если учитывать тесную взаимосвязь физического и душевного здоровья человека: психическое состояние оказывает влияние на соматическое здоровье человека, а соматические проблемы могут вызвать серьезное эмоциональное расстройство.

 

 

                           

Полезные Статьи

Исповедь - наилучшее качество психической деятельности человека. Каждый человек в своей жизни... ...
СЕМИНАР ДЛЯ ПСИХОЛОГОВ г. КИЕВ 9,10.16,17 и 30 июля «Психотренинг здоровья. Рациона... ...
Есть ли смысл пугаться слов психическая деятельность, психотерапия? У каждого человека есть в... ...
Почему возникают конфликты в семье? Этот вопрос волнует все человечество. Потому что семейные... ...
«Психическое здоровье нации – задача педагогов, врачей и личности» В психологической помощ... ...
Почему мы должны беречь друг друга? Этот риторический, даже на первый взгляд, наивный вопрос... ...
ПСИХИЧЕСКИЕ РАНЫ И ИХ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Психические конфликты... ...
Кратчайший путь к здоровью и долголетию – умение расслабляться Нас окружает множество тайн и... ...



Copyright 2012 Gindak E.

Яндекс.Метрика